Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

хроники путешествия. 14-20.06.

Наутро два часа ушло на колесо, которое муж таки разобрал сам, соскочившую пружинку водворили на место - и поехали мы в Сольвычегодск.
По дороге посетили несколько сельских храмов разной степени сохранности. Не все, к двум мне очень не понравилась дорога, решили пожалеть машину. Всё напоминаю себе, что не надо пытаться обьять необьятное.
Collapse )
«Шел восьмой день нашей поездки... Постепенно все монастыри слились в один длинный забор…» (с) - такого не произошло. Каждый был особенным. Каждый пока помнится чем-то своим.
«Если мы после этого путешествия не разведемся, то будем жить вечно», — записала я перед поездкой. Значит, так тому и быть. ) 

чужое. про север.

Север очень большой. Самое обманчивое впечатление, если вы побываете, например, в Архангельске, Устюге, Вологде, Тотьме, Соловках и еще где-то, и решите после этого, что видели Русский Север. Ничего подобного. Чем больше я вижу этот край (я уж довольно много на него насмотрелся), тем больше понимаю, что никогда, скорее всего, не увижу Север в его реальном, огромном масштабе. Его масштаб не для среднерусского человека. Тут цивилизация распространяется узкими клиньями, как цепкие корни дерева в каменистой земле. Шаг в сторону – и пустыня, не принимающая человека. В ней просто так выжить трудно.
Были правы подвижники-монахи, которые шли на Север как в пустыню, в новую Фиваиду. И это сравнение «нашей» пустыни и пустыни египетской нисколько не пренебрежительно и не условно.
Там и здесь можно жить только в оазисах. В речных и озерных долинах, на морском берегу, на отдельных островках среди болот. И то, жить можно по-разному. Крайне редко возможно (хотя иногда возможно, и мы как раз это застали) вразвалочку сидя на берегу, плескаться в теплой воде под незаходящим солнцем. В основном же северная природа не любит и не щадит человека.
И человек живет в ней хищнически, будто в отместку ей: завозя все с собой: сравнительно комфортные наши удобства, дома, продукты. Не заботясь о внешней красоте своего временного бытия, лишь бы вовремя укрыться, случись что. Север застроен станциями и поселками лесозаготовителей, безнадежно тоскливыми и не архитектурными. Тосклив Плесецк, тосклива Онега, не особенно впечатляет и Архангельск (чего уж говорить, это не тот город, куда тянет приехать гулять).
Но то там, то здесь, везде по нашему Северу по оазисам чуть более пригодной для жизни земли стоят деревни. И какие деревни! Пето-спето уже много восторженных песен о чарующей красоте русских северных деревень. И это правда. Ничто в средней полосе не сравнится с русской северной деревней. Это чуткое к окружающему миру очеловеченное пространство встречается в разных местах, от севера Тверской, Ярославской, Костромской областей, от Вологодчины, до самого моря-окияна. Кто раз имел возможность побывыть-пожить в такой деревне, другой уже будет брезговать. Южной, степной – в особенности.
Как? Как те люди, которые это создавали, могли пренебрегать восьмимесячной зимо-осенью? Как не унывали в полярную ночь? Как у них не отбивалась жажда красоты, несмотря на тучи оводов, слепней и комаров летом? Почему им удавалось жить с этой зверской природой, всем сердцем любя ее? Как этому научиться?
Многое можно привести в их оправдание. Все великое заносилось сюда волнами русской колонизации. Живучести России и ее культуры в целом обязан Север своему поразительному феномену стать хранителем русской культуры. Сам он вряд ли выжил бы без остальной страны. Собственная традиция часто прерывалась. Великое деревянное создавалось в сравнительно короткие благополучные периоды, в XVI-м, в XVIII-м, в начале XX-го веков, а между этими периодами были долгие десятилетия упадка, недородов, пожаров, гонений, когда все это гибло чуть не подчистую. Без всяких большевиков. Неизвестно, что было бы, если бы не… Наступил бы упадок Севера и при царской, другой России?
Бог его знает. Краткий подъем Севера в начале XX века был сбит на самом ярком взлете. И теперь упадок продолжается.
Но должен же закончиться?
Север – это потайной карман настоящей древней России, ее случайно затерявшийся во времени и пространстве заветный закуток, который уже умолк для фольклористов, почти умолк для искусствоведов (собрано, выграблено все, что можно), но он жив всегда для художников. Если есть в русском народе и вообще в человеке, живущем на русской равнине, художественное чутье, способность одушевляться неяркой, но величественной, захватывающей красотой, то путь наш – на Север. Он для того, чтобы захватывать нас священным безумием красоты.
Он – не попсовый. И я готов терпеть комаров и переезды, но я испытываю беспримесное чувство счастья, когда захожу в старую деревянную церковь над широкой рекой, чтобы постоять под расписными небесами. И за счастье почитаю увидеть не-озаборенную землю. И рад видеть людей, которые не бояться жить, оставляя машину на поляне на одном берегу реки, чтобы переехать пожить в деревню на другом.
Да, и сюда тоже понемногу тянется столица. Бестолковая, привыкшая к другому режиму жизни. Делая на первых порах много глупостей, в том числе при ремонте памятников, иногда их портя. Но, быстро учась – и научаясь их спасать.
Мы едем по Северу с Неизвестная Провинция, и везде, на каждом памятнике, даже в самых глухих углах, видим свежие леса, подпорки, каркасы, консервационные кровли. Кое-где уже и завершенные возрожденные деревянные шедевры. Сделано это силами как официальных реставрационных организаций, так и волонтеров под руководством профессионалов, силами людей, которые стали настоящими, прикоснувшись к настоящему. Это все произошло в последние несколько лет – сдвиг огромный.
Но надо еще многое, очень, очень многое. Число погибающих шедевров слишком велико.
У меня нет иллюзий, что все будет хорошо. Иные местные жители адски пьют, иные унывают от бедности. Сервиса туристического часто на пути нет никакого, даже минимального, хотя кажется – ведь сделать чуть-чуть: вот, вот и вот – и все получится, бизнес заработает. Нет, пока нет. Поэтому путешествовать в большой группе очень не просто.
Но общее ощущение – по встречающимся людям – что люди здесь добрее, лучше. Не потому, что прошли тайную инициацию с посвящением в «истинного помора», а потому что это – Север. Он затягивает в себя русских и делает их русскими. Надо долго поглотать его воздух.
А потом ты незаметно научаешься просто дышать полной грудью.

П. Иванов

(no subject)

Мы благополучно вернулись из путешествия, я на три дня зависла на даче, ибо великая сушь, сегодня вернулась в нерезиновую (или уже называть это цифровым городом?), вечером встречаю Фунтиков с морей, потом буду занята ими, а потом - может быть - начну что-то систематизировать. Пока даже килотонны из телефона не перекинула, хотя могла бы.
Но все плавится, мозги тоже. ))) 

чужое. усадьба Знаменское-Раек

Я была в усадьбе в 2015, но подробные отчеты я тогда еще не писала. Жаль.
Усадьба произвела впечатление, и я ее хорошо помню.

Ниже фото из Википедии для осознания масштаба.
Collapse )
Новый конкурс на поиски подрядчика Минкульт объявил 11 марта 2020 г.
Сумма контракта составляла почти 21,7 млн. рублей.

недельный дыбр

20-26 мая (около 500 фото)

Снились какие-то приключения, длинный дом с анфиладой комнат, меня кто-то искал, я пряталась под кроватью, там был белый кружевной подзор до пола и лежала подушка на полу. Были дети, но они меня не выдавали.
**
Спала жара, стало спокойней за высаженные и оставленные в одиночестве помидоры.
Печально за брокколи и редиску, блошка не оставила им шансов. В том году её не было, а в этом - полно.
**
На районе меняют новые бордюры на ещё более новые, продолжается благоустройство. Смотрю на это все и думаю - интересно, в этом году они будут переделывать парковку у метро обратно на поперек с вдоль?
PS- по факту оказалось еще интереснее: парковку ликвидируют вообще, делают газоны. Это такой пятилетний цикл, видимо, круговорот в природе. Очень удобно: тут отчитались об увеличении парковочных мест, через 5 лет об увеличении зеленых насаждений...

**
В четверг вечером гуляла с нашими "Усадьбами" в компании с М. Жебраком. Это весьма медийная личность, ведущий программы "Пешком по Москве" на тв, автор нескольких путеводителей. Дарина была очень рада, когда ей удалось с ним договориться, это я в танке, и только тогда о нем и узнала (позор, конечно).
Пошла посмотреть из любопытства, так-то этим маршрутом я уже когда-то гуляла. Весьма харизматичный, артистичный, лёгкая подача с анекдотами - мне понравилось. Но и с условиями - микрофон принципиально не надевает - приходится прислушиваться.
Экскурсия в следующей жизни, пока просто картинки не по теме.Collapse )

Выставка "Фрески затопленного монастыря"


Темный коридор, несколько экранов, на которых история города, история монастыря, история спасения хотя бы фресок...
На потолке - имитация плещущихся волн.
Для меня откровение, что колокольня в Калязине - часть не монастыря, а городского храма. Монастырь находился на противоположном берегу, и от него уцелела одна лишь башенка на острове.
Collapse )
И в завершении - цитата Павла Иванова про фрески:
"Те, кто их создавал и благословлял их создание, еще не знали, что все вокруг изменится через несколько месяцев. Не увидит окончания работ тверской епископ Иона, давший благословение на роспись, умрет от чумы создавший фрески главный художник артели Василий Ильин, семья Алексея Михайловича приедет сюда не на "государево наше богомолье", а спасаться от ужасов эпидемии. Из братии монастыря останется едва половина. И никто уже в русском искусстве не будет писать на стенах такой Апокалипсис. И вообще вернувшиеся с победоносной польской войны будут другими. И они, выжившие - еще не знали, что они ушли просто православными, а вернутся - старообрядцами и никонианами.
И, конечно, никто из них и подумать не мог, что будет так, как стало в 1939 году, когда на месте собора расплескались мелкие волны водохранилища, а обломки одной фресковой композиции будут отделять от другой не вершки и сантиметры, а десятки верст и километров русского пространства.
И мы будем смотреть в Москве на калязинскую Смерть с пищалью.
И не смеяться, хотя она, очевидно, не страшная."