Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

М.Степнова "Сад"

Девке вообще было все равно – в самом страшном, самом русском смысле этого нехитрого выражения. То есть действительно: все – равно. Лишь бы войны не было да лето уродилось. И на каменное это, безнадежное “все равно” невозможно было повлиять никакими революциями, реформами или нравственными усилиями хороших и честных людей, которые век за веком чувствовали себя виноватыми только потому, что умели мыслить и страдать сразу на нескольких языках да ежедневно дочиста мыли шею и руки.
**
На исходе девятнадцатого века в большом свете не принято было рожать без конца.
Это считалось неприличным, мешало выполнять свой долг – долг светской женщины. Многочадие было уделом бедноты. Бесконечно плодиться и размножаться могли позволить себе только священники, простолюдины да императрица, у которой имелся свой собственный персональный долг – обеспечивать престол должным количеством наследников. У всех остальных находились дела поважнее. Иметь двоих, много троих детей, рожденных в молодости, считалось идеалом…
**
По утрам и вечерам уже подмораживало, но днем все сияло, плавилось, пекло, ослепительно-горький воздух был весь заштрихован летящими паутинками, и небо было громадное, густо-синее, радостное. Никогда она не видела в Петербурге такого неба.
**
Смерть нуждалась в темноте и в укромности, но не хотела мучить Надежду Александровну до самой ночи. Она вообще не хотела мучить. Да, пожалуй, и не могла. Мучила жизнь. Смерть даровала только покой.
**
К пятидесятому году своей жизни княгиня Надежда Александровна Борятинская, урожденная фон Стенбок, превратилась в самую настоящую барыню. Она, разумеется, не научилась отличать сеялку от жатки, как и прежде, поздно ложилась и поздно вставала и, бывало, целые часы проводила в прелестной праздности – вышивая или за фортепьянами, но, даже никуда не торопясь, она теперь решительно всё успевала. Потому что не было больше в ее жизни ни суетности, ни суеты, которыми полнились когда-то целые дни в Петербурге, бесславно растраченные на визиты и балы.
Хозяйство сделало ее наконец счастливой.
**
Саша слушал, кивал иногда серьезно, а сам все смотрел, прищурясь, на кремовый, влажный, как переводная картинка, Зимний дворец, мягко плывущий по такому же кремовому, нежному, тающему весеннему небу. Стемнело, впрочем, по-зимнему быстро, словно кто-то строгий – р-р-раз – и задернул в детской плотные гардины. Влага, весь день тихо поившая город, загустела, и сразу стало очень холодно – резко, безжалостно, как бывает только зимой, только в Петербурге и только в темноте.
**
Когда человек не знает, к какой пристани держит путь, для него ни один ветер не будет попутным.

чужое. про жизнь.

Это правда все, что пишут авторы, хотя печь я начала не в этом году, а года три уже как.
В этот раз вот на даче пекла яблочно - сливовый. Надо  - уж больно хорош. Вчера сделала эклеры,  а ещё замутила котлеты. Не готовые пф, и даже не из готового фарша, а крутила мясо сама. Ну да, осталось только мясорубку электрическую заменить на ручную большей медитации для.)
И еще - на прошлой неделе я взяла и накрахмалила бабушкины салфетки.


1. Простое чтение ленты новостей как бы намекает нам, что наступают последние времена. В общем-то, везде. В Хабаровске, в Белоруссии, в Карабахе.
Collapse )

про разное злободневное

Трудный год и трудные дни. Пандемия, протесты в Белоруссии, война в Карабахе, новые ограничения, связанные со второй волной, уставшие и выгоревшие медики, растущая смертность, снова полные больницы и реанимации, самосожжение нижегородской журналистки… (Нюта)
**
Collapse )
**

и снова про вирус

The Economist: Десятки миллионов хирургических операций были отложены в связи с пандемией во всём мире. Больницам потребуется несколько месяцев, чтобы справиться с накопившимся отставанием. Национальная служба здравоохранения Англии (NHS) считает, что она уже отложила более двух миллионов запланированных операций, освободив 12 000 коек для пациентов c COVID-19.

The Hill: По оценкам Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США из-за карантина почти половина от 650 000 американских онкологических больных не получают лечение, не назначаются две трети процедур физиотерапии, количество операций по трансплантации сократилось на 85%, экстренные оценки случаев инсульта снизились на 40% и более половины детей не были вовремя привиты, что всё вместе указывает на массовую будущую катастрофу в области здравоохранения.

Mirror: Последствия блокировки коронавируса могут привести к 200 000 дополнительных смертей в Великобритании из-за задержек и неправильного распределения приоритетов в системе здравоохранения, говорится в государственном докладе. За шесть месяцев было отменено 75% процедур по плановой медицинской помощи, а число госпитализаций в марте и апреле сократилось на четверть по сравнению с предыдущим периодом. На момент публикации статьи в Mirror в Великобритании зарегистрировано 45 000 смертей среди людей с положительным тестом на коронавирус.

The Telegraph: ЮНИСЕФ предупреждает, что карантин может унести больше жизней, чем коронавирус, а именно повлечь за собой свыше миллиона детских смертей от малярии, пневмонии и диареи в развивающихся странах в ближайшиее шесть месяцев. Только это значение в разы превышает официальное количество смертей во всём мире среди людей с положительным тестом на COVID-19 с начала пандемии.

Карантин не спас ни одной жизни и, возможно, решение о его введении стоило других жизней. Проблема эпидемиологов состоит в том, что смысл своей работы они видят в запугивании людей до изоляции и политики социального дистанцирования. Если они скажут, что будет миллион смертей, а на самом деле их окажется 25 000, то они ответят хорошо, что вы прислушались к нашему совету. Это просто часть безумия.
Майкл Левитт, лауреат Нобелевской премии по химии, 23.05.2020.

ну и так далее...
https://m.habr.com/ru/post/511968/

Б.Акунин "Сулажин"

В моей методике вообще много детского. Когда человек готовится умереть, он будто возвращается назад, к истокам. Наносное и приобретенное отшелушивается. Остается только младенческое: больно — небольно, страшно — нестрашно. Моя задача — сделать так, чтобы вам было небольно и нестрашно.
**
Collapse )
**
Очень трудно объяснить. Ну вот представьте тесные сапоги, густо облепленные грязью. Эта тяжесть мешает полету, и сбросить ее нельзя. И я понял, что скинуть грязные сапоги можно лишь на земле. Иначе мне лететь с ними дальше. Опоры-то нет. И я решил вернуться. Не потому что здесь лучше, о нет! Но приставшую грязь проще и удобнее счищать при жизни, потом это будет намного трудней. Я не религиозен, но то, что я почувствовал по ту сторону жизни, кажется, не противоречит ни одной из религий.
**
Не желаю смиряться с неизбежностью. Это всё равно как если бы в раннем детстве, когда впервые узнаёшь, что однажды придется умереть, начать немедленно к этому готовиться и каждую минуту говорить себе: «Этого делать не надо, потому что я умру; любить никого не надо, потому что или я умру, или он умрет; всё не имеет смысла, потому что впереди смерть».

С.Кинг "Девочка, которая любила Тома Гордона"

Мать и сын не замечали лесов, не замечали Триши, не замечали ничего вокруг. Та-та-та-та. Рты их не закрывались ни на секунду. Неужели они не могут найти лучшего занятия, с горечью подумала Триша.
Зациклившись друг на друге, они не видели того, на что стоило посмотреть. На сосны, пропитывающие воздух сладковатым смолистым запахом, на облака, которые, казалось, плыли над самой головой, не облака вовсе, а клубы беловато-серого дыма. Триша догадывалась, что только взрослые могут считать своим хобби такое скучнейшее занятие, как пешие прогулки, но это был тот самый случай, когда прогулка действительно приносила радость.
**
Я не верю, что Бог следит за полетом всех птичек в Австралии или всех насекомых в Индии, что Бог записывает все наши грехи в большую золотую книгу и судит нас после нашей смерти… Я не хочу верить в Бога, который по собственному образу и подобию создал людей, а потом отправил их гореть в аду, который также является его творением. Но я верю, что-то должно быть.
**
Collapse )
**
Истина заключалась в том, что жизнь могла быть очень грустной. Люди жили в жестоком мире, который в любой удобный ему момент мог показать зубы и ухватить ими ничего не подозревающего человека. Она убедилась в этом на собственном опыте. Ей было всего девять лет, но она уже знала, что это так. И поняла, что случай это не единичный, так уж устроена жизнь.
**
Триша стояла минуты три, а то и больше, глядя на маленький плейер. От высокой температуры ярко блестели глаза. Выбросить или оставить? Что ты решила. Патриция? Ты согласна на набор кухонной посуды или продолжишь борьбу, попытаешься выиграть автомобиль, норковую шубу, поездку в Рио? Ей пришла в голову мысль, что будь она компьютером Пита, то выбросила бы на экран надпись: «Программа допустила непоправимую ошибку и должна быть закрыта», окружив ее иконками-бомбочками. От этой мысли Тришу разобрал смех.

чужое. околовирусное.

По официальным данным, на момент, когда вы читаете этот текст, от коронавируса (или с коронавирусом от других болезней — в разных странах до сих пор считают по-разному) в мире за пять месяцев его триумфального шествия по планете умерло около 333 тысяч человек. В обычной жизни столько людей умирает в течение двух с небольшим суток.
Всего с начала года в мире на этот момент ушло из жизни примерно 23 миллиона человек. Но почему нас так по-особенному ужасают именно эти 333 тысячи умерших от COVID-19? Это менее полутора процентов смертей, случившихся в 2020 году. 98,5% всех смертей на нашей планете в 2020 году прямо сейчас не имеют отношения к вирусу.
Смерть по неизвестной новой причине психологически всегда кажется нам опаснее и реальнее, чем по уже известной старой.
Неизвестно откуда взявшийся вирус толком неизвестно как стремительно заражает непонятно сколько людей по всему миру, убивая при этом непонятно какой процент по непонятно какой логике. Непонятно, как и когда это кончится. Непонятно, как это все лечить и когда появится (если вообще будет создана — до сих пор ведь не было) вакцина. Такая комбинация тотальных непонятностей породила нарастающую как снежный ком пандемию вселенского страха. Именно страх почти моментально вверг мир в состояние, напоминающее по своим разрушительным последствиям полноценную горячую мировую войну.
При этом ровно ничего из того, что истребляло нас до коронавируса, никуда не исчезло. Но силой коллективного страха, помноженной на невиданные доселе информационные возможности переноса частиц этого страха в любую секунду в любой персональный гаджет человека в любой точке мира, мы поместили себя в какой-то вымышленный ужасающий беспросветный мир.
При посчитанной германскими вирусологами летальности коронавируса 0,37% (пока ничего не указывает на то, что при нынешней динамике пандемии она будет выше, есть уже и более низкие оценки, например у ученых Стэнфордского университета), даже если переболеют все без исключения жители планеты (до сих пор не было такой болезни, которой переболели бы все) в самом худшем случае за годы, пока вирус продолжит заражать нас, от него или с ним умрут порядка 30-35 миллионов человек. Международная организация труда прогнозирует только до конца 2020 года 130 миллионов смертей от голода из-за последствий ограничительных мер.
Чем 130 миллионов смертей от голода «лучше» 35 миллионов смертей от вируса?
Почему не надо хотя бы принимать во внимание эти смерти, как и миллионы смертей от рака, туберкулеза, сердечно-сосудистых заболеваний, никак не связанной с вирусом внебольничной пневмонии?
Проблема в том, что смерть все равно остается неотъемлемой частью и неизбежной точкой каждой человеческой жизни. Не бывает и не будет так, чтобы в мире, который населяет 7,7 миллиарда людей, была только одна проблема, а все остальные вообще не имели никакого значения или не существовали вовсе. Даже если вы не выйдете из дома больше никогда, вы все равно умрете.
Человечество должно наконец перейти к стадии принятия неизбежного. Мы с какой-то вероятностью и в каком-то количестве будем заражаться и умирать от коронавируса какое-то неясное нам время. И при этом продолжим умирать от других болезней. Скорым бессмертием пока не пахнет — в этом мы, кажется, в последние месяцы убедились с предельной наглядностью. Коронавирус, даже без появления вакцины и гарантированно излечивающего лекарства, непременно рано или поздно станет в нашем сознании и реальной жизни просто «еще одной болезнью».
Чем быстрее это произойдет, чем быстрее мы вернемся к естественному восприятию смерти, тем быстрее естественной станет наша жизнь.

Смерть смерти
Семен Новопрудский

Ч.Хаматова, Е.Гордеева "Время колоть лед"

Collapse )
Странно распорядилось наше поколение своими возможностями. Нам было дано столько, сколько не было дано никому: прежде всего — свобода, затем — отсутствие глобальных войн и необходимость в них участвовать, мы не были вынуждены бороться за свою жизнь, нам была подарена возможность жит и каждый день видеть новое. Но из пионеров-героев мы сделались креативным классом, меньшинством, чьи идеалы и надежды не разделяет и четверть страны. Есть странное и неприятное ощущение, что мы лишние: на военных парадах, где все, включая младенцев, одеты в полевую форму, на госмитингах, где все слаженным хором орут очередную спущенную сверху невнятицу, на «прямых линиях» с президентом, где все радостно рапортуют о том, как им хорошо живется и как они готовы своими руками задушить всех врагов нашей родины, на заседаниях в Госдуме и так далее… Там, где мы остались — огромное количество работы, свое непаханое поле, в котором ты можешь проявить себя гораздо эффективней, чем в борьбе с явлениями, которые не в состоянии постичь. Ты не можешь переменить точку зрения 86 процентов населения и тех, кто им помогает в их точке зн\рения укрепиться. Но ты можешь, закрыв глаза на их взгляды, оставаться рядом и помогать.
**
Вот к чему страна пришла за последние 20 лет, причем шла весьма целенаправленно: управлять образованным народом не получается, это слишком сложно, зато есть старый проверенный способ — направить оболваненных людей маршем в ту сторону, в которую им указывает лидер. Так удобно. Так давно повелось в нашей стране.
**
От шестидесятников нас отличает полное и окончательное осознание своей травмы. Поколение «оттепели» до последнего надеялось изменить мир. Поколение «заморозков» — то есть наше — на это даже не рассчитывает. Хотя мы все еще держимся за возможность — назови это наждеждой — изменить что-то вокруг себя… Нельзя останавливаться, надо пытаться сделать все, что мы ока еще можем: не тает лед — значит колоть! Не весь. Ну хоть вокруг себя. Иначе жизнь потеряет смысл.

Я.Вагнер "Кто не спрятался"

В ударе, сбившим ее с ног, нет ничего непоправимого - это всего лишь. Момент выбора. Развилка. Ничего из того, что случится после нигде не записано и не предопределено., а значит., нет еще можно повлиять, думает она...
Вот сейчас пора оборачиваться. Её лицо уже готово. Да, губы разбиты, а во рту кровь, но лицо готово, в нём нет уже не гнева, не обиды - только боль и отпущение греха, ей просто нужно успеть показать это лицо до следующего удара. Одним только лицом она может многое остановить. Почти всё. По крайней мере, за 10 последних лет не было ни единого случая, когда лицо и голос подвели бы её.
**
Только факт всё равно остаётся фактом: из них из всех только у Вани есть женщина, которая нуждается в нём осязаемо и сильно. Настолько, что этому иногда неловко быть свидетелем. При том, что женщина эта, со всей её драгоценной зависимостью, обожанием, детским страхом остаться без его защиты, с цыганскими глазами и блестящими кудрями совершенно Ване не нужна.
**
Дружба не предполагает ослеплённости, напротив, её суть, её смысл - в том, что мы выбираем из огромного числа самых разных людей - нескольких. Немногих. Очень часто - случайным образом, бессистемно. И затем начинаем любить и принимать их с открытыми глазами, без самообмана, просто в обмен на то, что и они знают нас и прощают наши слабости и несовершенства. Наши странности и грехи. Если не подвергать дружбу ненужным испытаниям, не требовать громких жертв, если не раскачивать лодку, не ждать слишком многого, не обострять и не придираться, если хвалить без ревности и не вмешиваться, пока нас об этом не просят, если повезёт и не случится какой-нибудь катастрофы, можно годами вместе плыть в одном направлении, соприкасаясь плечами, дрейфуя, приближаясь, отдаляясь, но никогда не покидая друг друга надолго. Чувствуя нежность, и родство душ, и взаимную принадлежность, и Бог знает что еще. Пускай такая дружба во многом иллюзия. Но с любовью ведь тоже самое. Разве иначе с любовью?
Collapse )
**
Дом всегда соединён с женщиной. Мужчины возводят стены и накрывают их крышей, врезают окна. Укладывают черепицу и плитку, штукатурят и красят, рассчитывают нагрузки на перекрытия и утепляют фасад. Но без женщины всякий дом - всего лишь коробка, укрывающая от непогоды. В которой можно есть, спать и греться, но жить - ещё нельзя. Дом пуст и бесплоден до тех пор, пока не появляется женщина, потому что именно женщина решает, каким ему быть. Наполняет запахами и цветом, расставляет посуду на полках, вешает шторы. Стелет кровати и разбивает сад. Каким-то непостижимым образом сообщает кучке неодушевлённых стройматериалов разгон, которого запросто может хватить на пару веков.
**
Дома живут дольше людей, но 100 лет - большой срок даже для дома, и собственной памяти стен и вещей уже недостаточно. Без цепочки живых свидетелей, передающих воспоминания от поколения к поколению, как гены, связь между прошлым и настоящим рано или поздно слабеет, истончается и в конце концов рвётся совсем, потому что уже некому вспоминать.