Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

чужое. про север.

Север очень большой. Самое обманчивое впечатление, если вы побываете, например, в Архангельске, Устюге, Вологде, Тотьме, Соловках и еще где-то, и решите после этого, что видели Русский Север. Ничего подобного. Чем больше я вижу этот край (я уж довольно много на него насмотрелся), тем больше понимаю, что никогда, скорее всего, не увижу Север в его реальном, огромном масштабе. Его масштаб не для среднерусского человека. Тут цивилизация распространяется узкими клиньями, как цепкие корни дерева в каменистой земле. Шаг в сторону – и пустыня, не принимающая человека. В ней просто так выжить трудно.
Были правы подвижники-монахи, которые шли на Север как в пустыню, в новую Фиваиду. И это сравнение «нашей» пустыни и пустыни египетской нисколько не пренебрежительно и не условно.
Там и здесь можно жить только в оазисах. В речных и озерных долинах, на морском берегу, на отдельных островках среди болот. И то, жить можно по-разному. Крайне редко возможно (хотя иногда возможно, и мы как раз это застали) вразвалочку сидя на берегу, плескаться в теплой воде под незаходящим солнцем. В основном же северная природа не любит и не щадит человека.
И человек живет в ней хищнически, будто в отместку ей: завозя все с собой: сравнительно комфортные наши удобства, дома, продукты. Не заботясь о внешней красоте своего временного бытия, лишь бы вовремя укрыться, случись что. Север застроен станциями и поселками лесозаготовителей, безнадежно тоскливыми и не архитектурными. Тосклив Плесецк, тосклива Онега, не особенно впечатляет и Архангельск (чего уж говорить, это не тот город, куда тянет приехать гулять).
Но то там, то здесь, везде по нашему Северу по оазисам чуть более пригодной для жизни земли стоят деревни. И какие деревни! Пето-спето уже много восторженных песен о чарующей красоте русских северных деревень. И это правда. Ничто в средней полосе не сравнится с русской северной деревней. Это чуткое к окружающему миру очеловеченное пространство встречается в разных местах, от севера Тверской, Ярославской, Костромской областей, от Вологодчины, до самого моря-окияна. Кто раз имел возможность побывыть-пожить в такой деревне, другой уже будет брезговать. Южной, степной – в особенности.
Как? Как те люди, которые это создавали, могли пренебрегать восьмимесячной зимо-осенью? Как не унывали в полярную ночь? Как у них не отбивалась жажда красоты, несмотря на тучи оводов, слепней и комаров летом? Почему им удавалось жить с этой зверской природой, всем сердцем любя ее? Как этому научиться?
Многое можно привести в их оправдание. Все великое заносилось сюда волнами русской колонизации. Живучести России и ее культуры в целом обязан Север своему поразительному феномену стать хранителем русской культуры. Сам он вряд ли выжил бы без остальной страны. Собственная традиция часто прерывалась. Великое деревянное создавалось в сравнительно короткие благополучные периоды, в XVI-м, в XVIII-м, в начале XX-го веков, а между этими периодами были долгие десятилетия упадка, недородов, пожаров, гонений, когда все это гибло чуть не подчистую. Без всяких большевиков. Неизвестно, что было бы, если бы не… Наступил бы упадок Севера и при царской, другой России?
Бог его знает. Краткий подъем Севера в начале XX века был сбит на самом ярком взлете. И теперь упадок продолжается.
Но должен же закончиться?
Север – это потайной карман настоящей древней России, ее случайно затерявшийся во времени и пространстве заветный закуток, который уже умолк для фольклористов, почти умолк для искусствоведов (собрано, выграблено все, что можно), но он жив всегда для художников. Если есть в русском народе и вообще в человеке, живущем на русской равнине, художественное чутье, способность одушевляться неяркой, но величественной, захватывающей красотой, то путь наш – на Север. Он для того, чтобы захватывать нас священным безумием красоты.
Он – не попсовый. И я готов терпеть комаров и переезды, но я испытываю беспримесное чувство счастья, когда захожу в старую деревянную церковь над широкой рекой, чтобы постоять под расписными небесами. И за счастье почитаю увидеть не-озаборенную землю. И рад видеть людей, которые не бояться жить, оставляя машину на поляне на одном берегу реки, чтобы переехать пожить в деревню на другом.
Да, и сюда тоже понемногу тянется столица. Бестолковая, привыкшая к другому режиму жизни. Делая на первых порах много глупостей, в том числе при ремонте памятников, иногда их портя. Но, быстро учась – и научаясь их спасать.
Мы едем по Северу с Неизвестная Провинция, и везде, на каждом памятнике, даже в самых глухих углах, видим свежие леса, подпорки, каркасы, консервационные кровли. Кое-где уже и завершенные возрожденные деревянные шедевры. Сделано это силами как официальных реставрационных организаций, так и волонтеров под руководством профессионалов, силами людей, которые стали настоящими, прикоснувшись к настоящему. Это все произошло в последние несколько лет – сдвиг огромный.
Но надо еще многое, очень, очень многое. Число погибающих шедевров слишком велико.
У меня нет иллюзий, что все будет хорошо. Иные местные жители адски пьют, иные унывают от бедности. Сервиса туристического часто на пути нет никакого, даже минимального, хотя кажется – ведь сделать чуть-чуть: вот, вот и вот – и все получится, бизнес заработает. Нет, пока нет. Поэтому путешествовать в большой группе очень не просто.
Но общее ощущение – по встречающимся людям – что люди здесь добрее, лучше. Не потому, что прошли тайную инициацию с посвящением в «истинного помора», а потому что это – Север. Он затягивает в себя русских и делает их русскими. Надо долго поглотать его воздух.
А потом ты незаметно научаешься просто дышать полной грудью.

П. Иванов

выставка Лики. Лица. Морды.


К выставке напечатан прекрасный буклет, откуда я буду списывать информацию, плюс материалы аудиогида.

Collapse )
Портреты Оксаны Асевой, это возлюбленная муза и покровительница художника.
"Она для меня как богородица, и мать, и жена и дочь", Это небесный ангел вопреки прожитым годам.

"Асоциальный Зверев рисовал ее старость. Он видел в этой старой даме красивую голубоглазую девушку с длинными косами, по которой сходили с ума поэты 20-х годов, ревновал ее, мучил и совершенно не мог без нее обходиться." - это я почитала про эту пару.
Например: https://moskvichmag.ru/lyudi/московская-красавица-ксения-асеева-с/

мастерские в доме страхового общества - 1

Справка про дом:
"Два корпуса этого изящного жилого дома были построены в 1899-1902 гг. архитекторами Н.М.Проскуриным и А.И. фон Гогеном.Дом на Сретенском бульваре изначально строился под очень состоятельную публику. В подвале дома размещались восемь отопительных котлов, насосы, вентиляционные установки. Была устроена и система вентиляции, не просто подававшая в помещения свежий воздух, но и фильтровавшая и увлажнявшая его. Для обеспечения бесперебойного электроснабжение в подвале была устроена собственная электростанция. Для водоснабжения при доме была пробурена и артезианская скважина глубиной 50 метров. Как и подобает, в шикарном доме были и электрические лифты и прачечная для жильцов. Многие верхние квартиры имели стеклянные потолки, что особенно ценилось художниками.В доме было 148 квартир площадью от 200 до 400 квадратных метров. Высота потолков в разных квартирах от 3,8 м. до 4,2 м...." (полностью с картинками, визитом в квартиру и башенку - тут: http://moscowwalks.ru/2011/10/19/dom-obshestva-rossiya/)

Введение в наш визит:
Мастерские художников появились в доме не сразу, а в 1960-е годы. Когда началось массовое строительство жилья, освободились чердачные и подвальные помещения, и Союз художников запросил их под свои нужды.
Collapse )

Чужое. Здание Государственного банка в Н.Новгороде

Позаимствовано в ФБ у А.Ивасенко.
Эти фотографии сделаны в 2013 году для альбома про здание Госбанка, который выпускало издательство "Кварц" к столетию со дня открытия нижегородского отделения.

Министр Финансов В. Н. Коковцов в письме графу В. Б. Фредериксу выражал следующее мнение о здании Государственного Банка в Нижнем Новгороде:
«…Это здание, открытие которого приурачивается к нынешнему юбилейному году, должно служить величественным памятником трехсотлетия царствования Дома Романовых и в сих видах оно выстроено в русском стиле эпохи первых царей из Дома Романовых. Все внутреннее убранство, как-то мебель, электрическая арматура, роспись стен и потолков и проч., до последних мелочей, выдержаны также в русском стиле. Вообще это здание по своей художественности, цельности производимого впечатления, в связи с большими размерами его, должно занять одно из первых мест в ряду других построек русского стиля в Империи».

"Поводом для строительства отделения послужили 50-летний юбилей Государственного банка Российской империи, отмечавшийся в 1910 году, и предстоящие празднества в честь 300-летия дома Романовых в 1913 году. Совет Государственного банка объявил конкурс на лучший проект здания для Нижегородского отделения. В нем приняли участие многие прославленные архитекторы – А.В. Щусев, Ф.О. Шехтель, А.И. фон Гоген, Н.М. Вешняков, но победу одержал действительный член Академии художеств Владимир Александрович Покровский."

"Общая стоимость постройки с покупкой земли обошлась Государственному банку в 1 110 000 рублей, причем все расходы были покрыты прибылями Нижегородского отделения."

Эту фотографию я сделал ещё до появления доступных дронов, с автолюльки, меня поднимали метров на 10 над Покровкой. Было страшно и красиво))

"Цокольная часть здания построена из серого финляндского гранита, а фасад основного корпуса облицован белым уральским камнем. На фасаде в камне высечен герб Российской империи. Главный вход в банк представляет собой крытое крыльцо, увенчанное эмалевым шатром. Две двустворчатые двери обиты зеленой медной чеканкой с золоченными орлами. Сложность и высокая стоимость облицовочных работ оправдывались основной идеей архитектора – построить уникальное здание."

Вид, открывающийся посетителю после прохождения пропускного пункта.
"Менее чем за два года благодаря напряженной работе мастеров – каменщиков, кузнецов, керамистов, иконописцев, резчиков по дереву и камню, механиков и инженеров – удалось выстроить здание, оборудованное по последнему слову техники и отвечающее всем требованиям банковской инструкции. Строительство велось с привлечением лучших фирм и специалистов."
Collapse )

дом Жолтовского с посещением мастерской художника.

Этот дом еще называют Дом с башней на Смоленской площади. Это тот самый дом в стиле сталинского ампира, в котором находится вход в метро «Смоленская» Филевской линии.
Работа над домом была начата в 1939, а завершена в начале 50-х.

Collapse )

мастерская Д.Трусевича

На самом деле это не мастерская, это квартира, где художник живет с семьей. Но пусть заголовок останется.

Мы идем в дом, соседний с музеем Востока. Музей Востока, как известно, был ранее усадьбой Луниных. В 1821 году из-за финансовых проблем Лунины продали здание Коммерческому банку, занимавшему усадьбу вплоть до революции.
И вот соседний дом был построен для сотрудников банка .в 1914г.,  архитектор Б.Нилус. Дом достаточно строгий и не характерный для автора, работавшего в стилистике модерна. После 1918 история этого успешного архитектора теряется во мраке. (фото из сети)

Дом недавно отремонтирован, в подъезде тоже выглядит хорошо.Collapse )

мастерская Н.Тесенкова

Экскурсия в мастерскую Николая Тесенкова, где проходит небольшая выствка формата "квартирник".
Текста будет немного, больше фото

Мастерская находится в бывшем флигеле, скорее всего, здесь могла быть даже конюшня, судя по прежним большим проемам.
Затем тут была коммуналка, где жил некий пахан таганский.И это пространство очень любопытно сохранилось в руках художника, доставшись ему в совершенно аварийном состоянии без света и воды.
Collapse )
И бонусом - чаепитие

мастерская Вучетича 05.05.

Раньше я заглядывала сюда вот так, через забор.

Экскурсии здесь проводятся в основном для специалистов, а нам просто очень повезло. Нашелся человек, кторый сумел договориться, чтобы калитка открылась для нескольких любопытных групп.

Рассказывает нам о своем заслуженном родственнике  полный его тезка, тоже Евгений Викторович Вучетич, внук скульптора.
Collapse )