Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

памяти П.Мамонова

Он действительно умел быть и народным, и инородным, и своим в доску, и непонятным до жути. И этот ветер, который он ловил, и его знание о жизни — это, может быть, лишь разные синонимы для обозначения непостижимой сложности жизни, которую он в себе проявил...
Но стоит утихнуть этому дню, лечь и поесть хлеба, стоит уснуть, и во сне я пою: это лифт на небо.

Хороший текст:
https://yandex.ru/turbo/meduza.io/s/feature/2021/07/15/inorodnyy-narodnyy-i-rodnoy

И хорошие фото (автор Дм.Зверев)

прочитанное. История жизни.

Моя прабабушка, мне кажется, могда бы рассказать что-то похожее. Увы, уже не спросишь. (((

У кого было две коровы, все повели сдавать. А у кого было две коровы? Кто больше работал. А беднота побольше спала. А тут стали на чужую кучу глаза пучить. А мы рано вставали и хлеб добывали и виноваты стали. Всё и подай.
**
Ну врагов хватало и зависть многих брала. Что мол у них всегда всё есть. А от чего было? Потому что много работали. Пойдём косить все вместе в три часа утра, а в в восемь часов домой побежали. Роса обсохла, не косится, а мы до одиннадцати часов дня. А когда приходили сена взаймы дать, бабушка говаривала, что косить то лоб жгёт, а на дворе-то конь заржет.
**
В деревне можно было жить. Всё своё, не надо в магазин идти за хлебом, а сходил в подпол. Наварил картофеля и сыт. Грибы, огурцы, капуста, своё. Лето потрудишься, а зимой лежи, да в потолок поплевывай. Ни кому не должен. Себе хозяин. Когда лег, когда встал. Не на работу бежать, как в городе надо все к часам. Никуда не гоняли. Хорошее время было. Ну мало пожили.
**
Да и вообще в деревне жить было веселее, чем в городе. В городе, куда ни пойди, везде деньги надо. А в деревне только не ленись. Всю зиму вечера, куда захочешь, туда и иди.
**
Ну жизнь деревенскую сломали колхозы. Если бы не колхозы, то я ни куда бы не уехала с родины.
**
Да, по правде сказать, я была большая дура. Не умела ценить мужа, не умела беречь детей и не сумела сберечь свое здоровье. А сейчас и хорошая жизнь, да все поздно. Всегда было некогда, всё бегом. Зачем надо было весь колхоз держать? Лучше бы было лишний час дома уделить с ребятами.

ЧИТАТЬ
https://life.kostromka.ru/makarova-15927/?fbclid=IwAR3OglmtWsBFkCPXaM1XOToHqS8dv_SKVuEvSuApKbWLAN64TNq0660jiVQ

цитаты декабря

- А давай, я подарю тебе билет, например, на апрель. Например, из Саратова. Например, в Воронеж. Ты подожди. Не отказывайся сразу. Представь – будет апрельское утро, магнолии расцветают, уже можно спать с открытым окном, лёгкий ветерок, а ты просыпаешься на смятой простыне и вдруг вспоминаешь – боже, у меня ведь как раз на сегодняшнее утро билет! Из Саратова в Воронеж. А я не-ле-чу. Чувствуешь эффект?..  (А.Рубцова)
**
Collapse )

Зря мы летом готовили сани
и пытались дружить с головой.
Нужно больше нелепых желаний,
чтоб потом не сошлось ничего.

Мы живем на планете со сдвигом.
Продолжается время сурка.
И читают последние книги
предпоследние из могикан. (kshk)

чужое. хорошие истории.

Первое января - время безделья. Время читать хорошие истории.

1. "Если сама Джоан Роулинг обратилась к тебе в письме с совой по имени, то это чудо навсегда будет с тобой. Что бы ни случилось во взрослой жизни, ты держал этот желтый конверт в руках, и на нем стояло твое имя. Always."
Вся история: https://www.pravmir.ru/mama-mne-prishlo-pismo-iz-hogvartsa-krichala-doch-i-eto-chudo-ostanetsya-s-nej-navsegda

Collapse )

И.С.Шмелев "Богомолье"

Отец сам всегда делает ботвинью. Вокруг фаянсовой, белой, с голубыми закраинками, миски стоят тарелочки, и на них все веселое: зеленая горка мелко нарезанного луку, темно-зеленая горка душистого укропу, золотенькая горка толченой апельсинной цедры, белая горка струганого хрена, буро-зеленая — с ботвиньей, стопочка тоненьких кружочков, с зернышками, — свежие огурцы, мисочка льду хрустального, глыба белуги, в крупках, выпирающая горбом в разводах, лоскуты нежной белорыбицы, сочной и розовато-бледной, пленочки золотистого балычка с краснинкой. Все это пахнет по-своему, вязко, свежо и остро, наполняет всю комнату и сливается в то чудесное, которое именуется — ботвинья.
**
Москва-река — в розовом туманце, на ней рыболовы в лодочках, подымают и опускают удочки, будто водят усами раки. Налево — золотистый, легкий, утренний храм Спасителя, в ослепительно золотой главе: прямо в нее бьет солнце. Направо — высокий Кремль, розовый, белый с золотцем, молодо озаренный утром.
**
— Гляди, какие… рязанские! — показывает на богомолок Горкин. — А ушками-то позадь — смоленские. А то тамбовки, ноги кувалдами… Сдалече, мать?
— Дальние, отец… рязанские мы, стяпные… — поет старушка.Московский сам-то?
**
Антипушка радуется — сенцо-то, один цветок! Ромашка, кашка, бубенчики… Горкин показывает: морковник, купырники, свербика, белоголовничек. Мужик ерошит траву ногой — гуще каши!
**
Идем самыми страшными местами. Темные боры сдвинулись, стало глухо. Дорога совсем пустая, редко — проедет кто. И богомольцы реже. Где отходят боры — подступают березовые рощи, с оврагами. В перелесках кукушек слышно — наперебой.
**
За Рахмановой сворачиваем с дороги — на Хотьково. Места тут уж самые глухие. Третий час дня: как раз к вечерням и попадем к родителям Преподобного. А дорога тяжелая, овраги.
**
Молодчик на нас прищурился, будто не видит нас:
— Знать не знаю никакого Трифоныча, с чего вы взяли! и родни никакой в Москве, и богомольцев никаких не пускаем… в своем вы уме?!
Так на нас накричал, словно бы генерал-губернатор.
— Сам князь Долгоруков так не кричат, — Горкин ему сказал, — вы уж нас не пугайте, а то мы ужасно как испугаемся!..

чужое. про жизнь.

Это правда все, что пишут авторы, хотя печь я начала не в этом году, а года три уже как.
В этот раз вот на даче пекла яблочно - сливовый. Надо  - уж больно хорош. Вчера сделала эклеры,  а ещё замутила котлеты. Не готовые пф, и даже не из готового фарша, а крутила мясо сама. Ну да, осталось только мясорубку электрическую заменить на ручную большей медитации для.)
И еще - на прошлой неделе я взяла и накрахмалила бабушкины салфетки.


1. Простое чтение ленты новостей как бы намекает нам, что наступают последние времена. В общем-то, везде. В Хабаровске, в Белоруссии, в Карабахе.
Collapse )

Чужое

Быть кем-то, стремиться кем-то стать. Быть художником, музыкантом, поэтом, писателем. Быть интеллигентом, маргиналом, чиновником, вегетарианцем, панком, правшой, мясоедом, физиком, лириком. Искать свою тень на черно-белых фотографиях. Носить рубашки со старомодным воротом, подчиняться влияниям, сопротивляться давлению, курить "Житан" в плоской пачке. Жить в маленьких квартирах с полами, скрипучими и тонкими, как декорация. Пить мягкую и сладкую воду из-под крана. Завтракать кофе и свежим хлебом, держа чашку за край двумя пальцами, как купюру. Разговаривать с мальчиком в белых кедах на остановке каждое утро и не знать, как его зовут. Есть в приятных кафе, носить с собой кредитные карты, застегивать и расстегивать верхнюю пуговицу. Получать второе высшее образование, курить в лестничном пролете, подниматься пешком по ледяной горке-улице, стучать пальцами по стеклу. Разговаривать глубоко и горлом, чувствовать прикосновение слов к шее, пить виски со льдом ради ощущения тяжелого бокала в пальцах. Трогать женщину там, где по спине вьется след от застегивающей украшение цепочки. Ждать мальчика из Нанси в кафе на углу и позволять дождю струиться по окнам, вместо того, чтобы заплакать. Быть образованным, вести долгие споры, аргументировать и сворачивать боевые действия, писать почти без ошибок. Примерять на себя шаблоны, резаться об их края, слушать модную музыку. Ставить телефон на зарядку, искать в событиях знаки и смысл, не верить в случайности, но не доверять случаю. Ездить на незнакомое море, загорать, пить пиво, готовить варианты апелляций на все возможные исходы дела заранее, подписываться тремя латинскими буквами. Звонить классному руководителю, покупать килограммовое мороженое, рисовать на полях блокнота.
Ничего из перечисленного не нужно для счастья. Но кто знает, как и когда сработает эффект бабочки?

http://ole-lock-eyes.livejournal.com/130614.html

чужие стихи

- Когда же станет легче?
- Никогда.
- А как же быть,
Когда тебе на плечи -
Качнется -
И навалится вода?
А как же быть,
Скажи мне,
Человече,
Когда придут большие холода?
- Наверно, так...
Смешать
Яйцо с мукой,
Антоновку попутно нарезая.
Добавить
Сахар...
Твердою рукой!
Себя за этот сахар
Не терзая!
О, не терзай
Себя!
Не изводи! -
За сахарную корочку в духовке!
У нас должно быть
Что-то впереди
Светлее,
Чем салатик
Из
Морковки.
Забудь
Шпинат,
Петрушку
И морковь -
Душа от них
Замкнется и устанет.
Пеки пирог.
Пирог равно любовь.
Которая вовек не перестанет.

М. Рупасова

В.Астафьев "Последний поклон" - часть 1.

-- Эту музыку написал мой земляк Огинский в корчме -- так называется у нас заезжий дом, -- продолжал Вася. -- Написал на границе, прощаясь с родиной. Он посылал ей последний привет. Давно уже нет композитора на свете. Но боль его, тоска его, любовь к родной земле, которую никто не мог отнять, жива до сих пор.
**
А по лугу стелился туман, и была от него мокра трава, никли долу цветы куриной слепоты, ромашки приморщили белые ресницы на желтых зрачках.
Енисей тоже был в тумане, скалы на другом берегу, будто подкуренные густым дымом снизу, отдаленно проступали вершинами в поднебесье и словно плыли встречь течению реки.
**
Ледостав на Енисее наступает постепенно. Сначала появляются зеркальные забереги, по краям хрупкие и неровные. В уловах и заводях они широкие, на быстрине -- узкие, в трещинах. Но после каждого морозного утра они все шире, шире, затем намерзает и плывет шуга. И тогда пустынно шуршит река, грустно, утихомиренно засыпая на ходу.
С каждым днем толще и шире забереги, уже полоса воды, гуще шуга. Теснятся там льдины, с хрустом лезут одна на другую, крепнет шуга, спаивается, и однажды, чаще всего в студеную ночь, река останавливается, и там, где река сердито громоздила по стрежи льдины, остается нагромождение торосов, острые льдины торчат так и сяк, и кривая, взъерошенная полоса кажется непокорно вздыбленной шерстью на загривке реки.
Но вот закружилась поземка, потащило ветром снег по реке, зазвенели льдины, сдерживая порывы ветра; за них набросало снегу, окрепли спайки.
Collapse )
**
Время ушло-укатилось. Детство мое осталось в далеком Заполярье. Дитя, по выражению деда Павла, "не рожено, не прошено, папой с мамой брошено", тоже куда-то девалось, точнее -- отдалилось от меня.

чужое

Лета хочется. Чтобы листва шелестела лениво, пчелы жужжали, люди от пчел отмахивались веерами из лопухов.
Хочу чтобы утром встал и в пижаме — в сад, в тапочках, с чашкой кофе — брести по тропинке, с которой последние капли росы стремительно испаряются.
Чтобы сперва парило, потом пекло и над губой было мокро, и под волосами.
Чтобы большую плетеную шляпу надевать, и чтобы кружевная тень от нее падала на грудь.
Хочу, чтобы все готовились делать окрошку, но так и не делали, потому что жаааа-рко и просто квас тоже хорошо.
Чтобы дождь шел стеной и внезапно кончался.
Чтобы изнанкой коленей к стулу приклеиваться.
Чтобы все было немножко не по-настоящему.
И травой пахло скошенной, потому что находятся еще безумцы в такую жарищу газонокосилкой жужжать.
И чтобы сороки на ветках зевали.
А голуби лежали в лужах, вытянув ноги.
А желтые бабочки собирались полянками на пролитых лужицах у колодца.
Чтобы губы были красные от вишен, а язык — от черники.
Чтобы теплый ветер на щеках был похож на воду в пруду, а вода в пруду — на твою постель — упал и лежишь в ней. Блаженствуя, ибо это — твое место.
А ночью спать жарко, и последняя простынка давно на полу, а на потолке — тени от берез.
И латиноамериканская музыка с соседнего участка доносится негромко. Буэна виста сошиал клаб.
И твои ноги — неожиданно длинные и вполне себе красивые, и очень коричневые торчат из шортов. А ты босыми пятками трогаешь траву. А трава трогает тебя.
Хочу, чтобы по радио ведущие говорили так, словно они уже не знают, что сказать, а только изнемогают под зноем.
И шутки не обязаны быть смешными, лето же, все смеются просто так.
И чтобы кто-то непременно привез неожиданно огромный арбуз, и все так восторгались, будто арбуз это что-то очень важное.
И чтобы все были немного влюблены в кого угодно, потому что летом иначе не бывает.
И чтобы вся нервная тягомотина этой жутковатой весны оказалась такой далекой и невзаправдашней, словно и не было ее вовсе. А вместо этого все заросло купальницами. (с)