ulia_ukke (ulia_ukke) wrote,
ulia_ukke
ulia_ukke

Categories:

чужое. околовирусное.

По официальным данным, на момент, когда вы читаете этот текст, от коронавируса (или с коронавирусом от других болезней — в разных странах до сих пор считают по-разному) в мире за пять месяцев его триумфального шествия по планете умерло около 333 тысяч человек. В обычной жизни столько людей умирает в течение двух с небольшим суток.
Всего с начала года в мире на этот момент ушло из жизни примерно 23 миллиона человек. Но почему нас так по-особенному ужасают именно эти 333 тысячи умерших от COVID-19? Это менее полутора процентов смертей, случившихся в 2020 году. 98,5% всех смертей на нашей планете в 2020 году прямо сейчас не имеют отношения к вирусу.
Смерть по неизвестной новой причине психологически всегда кажется нам опаснее и реальнее, чем по уже известной старой.
Неизвестно откуда взявшийся вирус толком неизвестно как стремительно заражает непонятно сколько людей по всему миру, убивая при этом непонятно какой процент по непонятно какой логике. Непонятно, как и когда это кончится. Непонятно, как это все лечить и когда появится (если вообще будет создана — до сих пор ведь не было) вакцина. Такая комбинация тотальных непонятностей породила нарастающую как снежный ком пандемию вселенского страха. Именно страх почти моментально вверг мир в состояние, напоминающее по своим разрушительным последствиям полноценную горячую мировую войну.
При этом ровно ничего из того, что истребляло нас до коронавируса, никуда не исчезло. Но силой коллективного страха, помноженной на невиданные доселе информационные возможности переноса частиц этого страха в любую секунду в любой персональный гаджет человека в любой точке мира, мы поместили себя в какой-то вымышленный ужасающий беспросветный мир.
При посчитанной германскими вирусологами летальности коронавируса 0,37% (пока ничего не указывает на то, что при нынешней динамике пандемии она будет выше, есть уже и более низкие оценки, например у ученых Стэнфордского университета), даже если переболеют все без исключения жители планеты (до сих пор не было такой болезни, которой переболели бы все) в самом худшем случае за годы, пока вирус продолжит заражать нас, от него или с ним умрут порядка 30-35 миллионов человек. Международная организация труда прогнозирует только до конца 2020 года 130 миллионов смертей от голода из-за последствий ограничительных мер.
Чем 130 миллионов смертей от голода «лучше» 35 миллионов смертей от вируса?
Почему не надо хотя бы принимать во внимание эти смерти, как и миллионы смертей от рака, туберкулеза, сердечно-сосудистых заболеваний, никак не связанной с вирусом внебольничной пневмонии?
Проблема в том, что смерть все равно остается неотъемлемой частью и неизбежной точкой каждой человеческой жизни. Не бывает и не будет так, чтобы в мире, который населяет 7,7 миллиарда людей, была только одна проблема, а все остальные вообще не имели никакого значения или не существовали вовсе. Даже если вы не выйдете из дома больше никогда, вы все равно умрете.
Человечество должно наконец перейти к стадии принятия неизбежного. Мы с какой-то вероятностью и в каком-то количестве будем заражаться и умирать от коронавируса какое-то неясное нам время. И при этом продолжим умирать от других болезней. Скорым бессмертием пока не пахнет — в этом мы, кажется, в последние месяцы убедились с предельной наглядностью. Коронавирус, даже без появления вакцины и гарантированно излечивающего лекарства, непременно рано или поздно станет в нашем сознании и реальной жизни просто «еще одной болезнью».
Чем быстрее это произойдет, чем быстрее мы вернемся к естественному восприятию смерти, тем быстрее естественной станет наша жизнь.

Смерть смерти
Семен Новопрудский
Tags: вирус
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments