верхний пост

Этот журнал имеет формат дневника. Его читают прежде всего родные и друзья, для кого это может быть интересно. Есть ряд давних френдов, которым это тоже по каким-то причинам интересно.
В дневнике фиксируются личные заморочки (в основном под замком), "как я провел неделю" (для френдов), посмотренное, прочитанное, "где я был и что я видел".
Новые журналы к себе в последнее время добавляю в основном пишущие про путешествия, потому что это - самая интересующая меня тема в данный период.
Поскольку ЖЖ (смею верить) - свободная зона, и вообще - по определению никто никому ничего не должен, то я не придерживаюсь политики взаимного зафреживания.
Так что если я добавила вас, значит, мне интересно читать ваш журнал, но это не обязывает вас к взаимности.
Вообще, чукча больше читатель, чем писатель. Поэтому комментирую нечасто. Но все же комментирую :)
Если вы, вдруг, почему-то добавили меня сами  и молча, извините, я не скоро доберусь до вашего журнала.
Вообще, интересы склонны меняться. Что-то отходит на второй план, что-то приходит. Поэтому и лента меняется соответственно.
И если кто-то добавился. а кто-то отсеялся, то это не значит, что кто-то лучше, а кто-то плохой, вы же понимаете. Просто другие интересы.

Желаю всем интересной ленты, дружеских френдов и благодарных читателей.

15.07.2015

чужое. околовирусное

"И работать будем, и жить будем, и границы постепенно откроются.
Но и цифровой контроль будет усовершенствоваться и завоевывать мир. И вирус станет сезонным привычным заболеванием. Под шумок, конечно, могут избавиться от культурки, как самой экономически бесполезной отрасли, но, что делать, культурку не жалко. Да и никогда не было жалко. Скорее, опасно наличие культурки, для успешно развивающегося общества тоталитарного цифрового контроля.
Мне кажется, вирус короны дал волшебный пендель и несказанно приблизил нас к идеалам трансгуманизма значительно быстрее, чем мы думали ещё год назад. Цифровые пропуска, цифровой контроль, определение нахождения контролируемого объекта по gps, распознавание лиц, дистанционная форма работы и обучения, онлайн экскурсии, спектакли и концерты, репетиции в зуме, премьеры без зрителя в театре и митинги в онлайн пространстве сети. И бесконечная человеческая разобщённость.
Мой дом уже не крепость, а тюремная камера, пределами которой в любой момент могут ограничить мою жизнь, благо цифровые технологии позволяют, а человек человеку не друг и не брат, а смертельный враг и бессимптомный носитель, но ограничение и жесткое соблюдение условий «самоизоляции» и «псевдокарантина» не дают гарантии не заразиться и избежать болезни.
Лично знаю людей, которые несколько месяцев сами, без принуждения соблюдали все обозначенные правила, сидели дома, заказывали дистанционно все, что можно, включая продукты и заболели. Ничего не даёт гарантии избежать заражения.
Но страх перед заражением, тяжёлой болезнью и смертью, посеянный цинично и расчетливо, позволил из людей, без особых усилий, сделать легко контролируемую массу, с радостью и облегчением, по первому сигналу, запирающую саму себя на замок.
Нас убедили в том, что мир и жизнь в нем, стали настолько опасны, что человечество сделало выбор в пользу сохранения физического существования путём сознательного ограничения свобод и прав человека, которые отвоёвывались веками.
Так просто человек сдал все свои позиции. Так просто отказался от личного выбора. Так просто сам себе стал тюремным надзирателем и диктатором своим близким. И это вместо того, чтобы быть ответственным и осознанным.
Человечество обосралось в планетарном масштабе. Вот, что печально.
А вирус есть и будет. И нам с ним жить. И переживать сезонные волны заболеваний.
И это не повод откладывать жизнь, и не повод отказываться от гуманитарных достижений цивилизации."

Ю. Ауг

для себя. Золушка

"Режиссер ленты Надежда Кошеверова вспоминала, как в 1944-м, возвращаясь из эвакуации, встретила Янину Жеймо на вокзале. Та сидела в уголке — такая маленькая, растерянная. А ведь рост у актрисы — 147 см. Двумя годами ранее ее супруг, считая Янину погибшей, женился на другой. Когда выяснилось, что актриса жива, он не стал ничего менять и не отдал ей детей. Женщина была на грани самоубийства. На вокзале Надежда Кошеверова взглянула на нее и неожиданно предложила: «Яничка, вы должны сыграть Золушку…»
Евгений Шварц написал сценарий специально для Жеймо. 29 мая 1945 года его зачитали и обсудили на худсовете «Ленфильма». Художник Николай Акимов создал прекрасные эскизы, а также макет королевского замка высотой 100 см. Замок в картине мы видим благодаря комбинированным съемкам именно этого макета. Экспозицию на экране с помощью доступной тогда технологии потом совместили с актерами. Художник прорабатывал все декорации и костюмы для съемки на цветной немецкой пленке. Но сняли на черно-белую.
Collapse )

чужое

"Пару раз натыкалась в обсуждениях на восхитительный аргумент: ну да, ну и что, вот ведь в России бывшие рабы прогнали господ и взяли наконец власть, так что это нормальное течение вещей. Я деловито заглядывала в юзеринфо и убеждалась, что пишет это бывший соотечественник. Каждый раз била себя по рукам, чтобы не спросить озадаченно, почему же он тогда не живет в стране, где произошло это радостное событие, чем она ему не нравится.
Забыла, кто писал из великих: ничего так не хочет раб, как стать господином. Собственно, люди, сидящие в России у власти сейчас, Путин и Ко, - это существа именно с рабским сознанием. Поэтому они так неудержимо, яростно гребут, гребут и гребут под себя, поэтому им не приходит в голову развивать в стране науку, искусства, образование - позволить себе такую роскошь рабы, а хоть бы и построившие себе десятки дворцов, не могут, у них в подкорке сидит, что все это не имеет к ним отношения. Они просто не понимают, зачем это нужно, если нельзя положить в карман. Как в том эпизоде с какого-то, что ли, банкета, когда к Путину подводят тощего ученого пацана, тот начинает ему втирать нечто научное, а пахан гыгыкает и интересуется: "А чо нам с этого будет?"

Т. Мэй

Д.Быков "13-й апостол. Маяковский" - 5 и посл.

Революционная эпоха может быть сколь угодно кровава — но все же она не так омерзительна, как контрреволюционная; потому что революция порождает культуру, надежды, новый тип человека,— а контрреволюция не порождает ничего, кроме травли, доносительства и массовой деградации.
Правда, иногда при этом варится некоторое количество стали и завоевывается некоторое количество территорий, после чего лучшая часть нации истребляется, а остальным становится все лучше, все веселее. Они ведь живы.
Да здравствует история России, позволяющая каждому поколению все пережить заново и увидеть, как оно было!
**
Конечно, революция — по крайней мере та, русская, октябрьская,— для тех, кто любит модернизм и работу, а жизни не любит и жить не умеет; но пора уже понять, что быт не является высшей ценностью, что человек живет не ради того, что Пастернак называл «обиходом», что умение жить почти всегда тождественно умению «устраиваться», а история и культура движутся за счет тех, кому обыденность невыносима.
Collapse )
**
Даже стойкие недоброжелатели Маяковского делают исключение для его последней поэмы. Пастернак, напрочь отрицая все его позднее творчество, все-таки оговаривался: «За вычетом предсмертного и бессмертного документа «Во весь голос»».
**
Пролог
Христос был за всех нас распят, Пушкин за всех нас убит на дуэли, а Маяковский за всех нас застрелился.
Теперь нам можно этого не делать.
Все три случая укладываются в борхесовскую схему «самоубийства Бога» — один из четырех главных сюжетов мировой литературы.

дача А.Белого

**Надо где-то изыскивать резервы времени, чтобы выкладывать отчеты, ведь это нужно прежде всего мне самой, потому что периодически бросаюсь что-то искать - а его нет. Не выложила.**

Этот красивый домик выглядывает из-за забора по дороге от станции.

А вот и нужная мне дача.

Collapse )

для себя. околовирусное.

Вообще, в предверии сакральной даты "20 сентября", когда Израиль и кто там еще уже "присели" на вторую волну... я уже готова поверить и в заговор мирового правительства, ибо никаким здравым умом это все непостижимо. А так - все сходится. Мы, людишки, им мешаем. Надо чтобы мы поменьше путались под ногами, пусть дома сидим.

"Главное слово 2020 года — не «пандемия», не «маска», не «коронавирус». Главное слово 2020 года — страх. Нам внушают, что страшно летать, кашлять, заниматься сексом, дышать, ходить на работу, собираться вместе, не соглашаться с властью...
11 сентября исполняется ровно полгода с момента, когда Всемирная организация здравоохранения официально провозгласила пандемию COVID-19. Уже давно никто не заикается о конкретных сроках ее окончания: мол, посидите дома еще недельку, месячишко, полгодика, и вирус как-нибудь улетучится. Уже давно не так агрессивно крикливы голоса секты карантинопоклонников, которая пламенно восторгалась тотальными локдаунами, репрессивными практиками принуждения людей к всеобщему домашнему аресту, искусственным разорением сотен миллионов и параличом всей нековидной медицины, считая все это торжеством невиданного в истории человечества гуманизма.
Collapse )